Мулен Руж — самое известное кабаре мира

Мулен Руж — самое известное кабаре мира

Французы говорят: "Кто был в Париже и не посетил Мулен Руж, тот не сможет до конца понять, что же такое Париж". Ведь Мулен Руж — это тоже часть истории Парижа, это больше, чем мелодраматическая история, рассказанная в одноименном фильме, это — символ. Символ сбывшихся и несбывшихся надежд, разбитых и соединившихся сердец, творчества и порока, красоты и безобразия.

Самый высокий холм Парижа — Монмартр. До середины XIX века он был известен своими виноградниками и мельницами. Ныне на Монмартре осталась только одна, но зато самая узнаваемая — Красная мельница (от редактора — в действительности, на Монмартре по меньшей мере две мельницы — причем одна из них настоящая — Мулен де ля Галет), в переводе — "Мулен Руж", известное на весь мир кабаре с феерическим танцевальным шоу и, конечно, знаменитым традиционным французским канканом. Французы говорят: " Кто был в Париже и не посетил Мулен Руж, тот не сможет до конца понять, что же такое Париж". Ведь Мулен Руж — это тоже часть истории Парижа, это больше, чем мелодраматическая история, рассказанная в одноименном фильме, это — символ. Символ сбывшихся и несбывшихся надежд, разбитых и соединившихся сердец, творчества и порока, красоты и безобразия.

Мулен Руж стал тем местом, где развлечение объединило самые разные группы людей, перемешало артистов, пьяниц, воров, проституток, художников, буржуазию и аристократию. Здесь стиралась граница между высоким и низким, между искусством и шоу, между индивидуальным и коллективным, здесь вульгарное зрелище стало предметом восхищения и символом изысканного вкуса

Датой рождения Мулен Ружа стал день 6 октября 1889 года, когда господа Оллер и Зидлер впервые открывают двери кабаре "Бал Мулен Руж". Гениальная идея — кадриль, ставшая бессмертным творением, прозванным в дальнейшем с легкой руки англичан "французским канканом", идентифицируется с тех пор со знаменитой красной мельницей, венчающей здание театра в районе Монмартра. Прошло всего несколько месяцев, с момента как мюзик-холл принял своих первых посетителей, а о том, как это "побывать в Мулен Руж" скоро говорил уже весь Париж.

 
#5#

Чтобы посмотреть на сногсшибательных, экстраординарных танцовщиц с такими выразительными именами, как Ля Гулю (в дословном переводе — "обжора"), Рэйон д’Ор ("Золотой луч"), Нини-Пат-ан-л’Эр ("Нини — лапки кверху"), сюда приезжали гости со всего мира.Одна из них – Ля Гулю (уроженка Эльзаса Луиза Вебер) стала подлинным украшением Мулен-Руж. Ей суждено было стать одной из самых знаменитых танцовщиц своего времени.

Она дебютировала в кабаре в 19 летнем возрасте в 1890 году. Очень скоро она становится самой яркой звездой “Мулен Руж”, его порочным и притягательным символом. По традиции монмартрских балов она получила кличку, Ла Гулю — Обжора. Потому что любила, подсев за столики к посетителям кабаре, вкусно поесть и выпить за их счет. Ла Гулю пользовалась оглушительным успехом, она была вульгарна, чувственна и пикантна.

От ее канкана ходуном ходили сцена и зрительный зал. Казалось, еще секунда, и все рухнет от бешеной дроби ее сильных, крепких ног. В ее канкане современникам слышались орудийные выстрелы. Это был не танец, а битва. Луиза оказалась не только сильной исполнительницей, но и не лишенной фантазии танцовщицей. Она придумала свой собственный вариант канкана. Вращаясь в танце, Луиза отводила ногу в сторону, потом брала ее за стопу и поднимала над головой. А затем с душераздирающим криком падала на шпагат.

Еще одной звездой “Мулен Руж” была Джейн Авриль, которую публика прозвала Мелинит — Динамит, а критики называли воплощением танца. За болезненной внешностью этой женщины скрывалась невероятная энергия, поражавшая посетителей “Мулен Руж”. Другим знаменитым персонажем “Мулен Руж” и партнером Ла Гулю был Валантен Реноден, прозванный Ле Дезоссе — Бескостный. По утрам он работал слугой в маленьком кафе, а по вечерам становился героем кабаре. В жизни нелюдимый, на сцене Валантен преображался. Его мрачность исчезала, и он являлся искрометным танцором, поражающим пластикой змеи и утонченностью манер.

Сохранилась легенда, что когда в 1890 года Его высочество Принц Гальский, будущий король Эдуард VII, был по частным делам проездом в Париже, он не преминул заказать себе столик в "Мулен Руж", чтобы посмотреть, что же это такая за кадриль, слух о которой пронесся далеко за Ла-Маншем. Ля Гулю, танцуя французский канкан, высоко выбрасывая ноги и задрав нижние юбки аж до головы, узнала принца и без всяких колебаний крикнула Его высочеству, приветствуя: "О, Гальский, с тебя шампанское!". Конечно, для исполнения этого бешеного танца, когда женщины и мужчины скачут козлами, задирая ноги выше головы необходима энергия и умение. Но нужны здесь еще и фантазия, и артистизм. Известная канканерка Маргарита Ригольбош вспоминает:

“Чтобы танцевать канкан, надобно иметь совсем особый темперамент, исключительный дух, тут нельзя ограничиваться воспроизведением составленной по правилам фигуры. Тут надобно изобретать, творить. Канкан — это сумасшествие ног. Когда я танцую, мною овладевает род помешательства: я забываю все… Музыка сжимается в моей груди, бросается в голову, как пары шампанского. При последней ноте ритурнели я в опьянении. Тогда исступление становится беспримерным. Мои руки в безумии, ноги тоже. Мне нужно движение, шум, содом; это род какого-то сотрясения, переливающегося из ног в голову. Все волнуется вокруг меня — декорации, мебель, свечи. Можно сказать, что все это сговорилось передавать мне музыку. В эту минуту, если бы стена стала передо мной, я бы, кажется, прошла и сквозь нее. Я люблю рукоплескания. Я бы хотела, когда танцую, чтобы гремел гром, сокрушались дома! Я бы хотела такой трескотни, которая и самых храбрых приводит в ужас: неумолкаемых ударов большого колокола Парижской Богоматери, землетрясения, последнего суда!..”

Сумасшедшие ночи в "Мулен Руж" продолжались вплоть до начала Первой мировой войны. Закрывшись в 1915 году, кабаре вновь было открыто лишь в 1921-м, став храмом мюзик-холла. Знаменитые артисты — от Ля Гулю до Мистингет, от Эдит Пиаф до Жозефин Беккер, от Мориса Шевалье до Ива Монтана — считали для себя честью выступать здесь.

В 1925 году на мюзик-холльном небосклоне Парижа вспыхивает черная звезда — Жозефина Бейкер. Она родилась в Америке, в Сент-Луисе, в бедной негритянской семье, с детства мечтала стать артисткой, выступала в мюзик-холлах Бродвея, а затем в составе негритянского ревю “Черные птицы” приехала в Париж и покорила этот самый капризный город мира. Блистала в парижском театре "Фоли Бержер", выступала и в Мулен Руж.

 
#4#

Ее выступления потрясали изумительной непосредственностью. Жозефина пела, танцевала, вертелась, кувыркалась, гримасничала, напоминая сказочного чертенка. Так, в финале своего номера она убегала на четвереньках, с задранным выше головы, как у молодого жирафа, задом. И при этом комизме она была необыкновенно эротична. Гибкая, как змея, с поющими руками, с жарким блеском глаз и с кожей цвета кофе с молоком, она притягивала внимание всего зала.

И как Жозефина танцевала чарльстон! Так не танцевал никто. Казалось, в ее ногах поселился веселый бес, который и руководит ее танцем. Один из критиков, описывая выступление Бейкер, восклицал: “Это не женщина, это не танцовщица — это нечто непостижимое, такое же восхитительное, как сама музыка”. На сцене Жозефина появлялась почти обнаженной. Она была столь хороша, что не нуждалась ни в каких украшениях — на ней были лишь боа из перьев, нитка жемчуга и ее знаменитая связка бананов на бедрах

Очень многие считают Мулен Руж местом, где зародился стриптиз, однако в Мулен Руже стриптиза как такового не было. Там танцевали женщины, но при этом зрителям они демонстрировали только остававшиеся неприкрытыми кусочки тела между трусиками и чулками, то есть, самую малость. Остальное, сидящие в зале мужчины дофантазировали сами, полагаясь, в основном, на собственные желания и опыт. И всё же, именно Мулен Руж стал тем местом, где зародился стриптиз.

Летом 1893 года здесь проходил традиционный бал студентов художественных училищ. И вот, в самый его разгар, две девицы, разгоряченные шампанским, вдруг вспрыгнули на стол и под звуки музыки стали медленно раздеваться, пока не остались в чём мать родила. История сохранила их имена: Манон Лавиль и Сара Браун. Да, уточню, что на хлеб они зарабатывали тем, что позировали начинающим художникам и скульпторам, а значит, были, с большинством собравшихся в тот вечер в Мулен Руж, хорошо знакомы. Если учесть пуританские нравы, царившие в то время даже в Париже, то нет ничего удивительного, что против участников этого бала полиция завела дело, а суд приговорил некоторых из его участников к различным денежным штрафам. Это вызвало страшное возмущение парижских студентов. Дело дошло даже до схваток с полицией, в ходе которых один студент был убит. Но, как теперь выяснилось, молодые парижане не зря шли тогда на смерть — табу на стриптиз было снято!

Пришедшего в годы открытия в Мулен Руж, прежде всего, ошеломлял интерьер — причудливые комбинации старинного и антикварного с модерном и сюрреализмом, восточного с европейским. Мулен Руж воплотил витавшее в воздухе кредо тогдашней жизни в Париже — "право быть ленивым". Здесь можно было все — плакать и смеяться, танцевать ночи напролет и спать, пристроившись на одном из диванов. Искусство и мошенничество переплетались и создавали особую атмосферу Мулен Руж: где-то играли в карты, где-то строились планы о покорении города, а в каком-то из залов смешной коротышка – художник Лотрек увековечивал этот "карнавал жизни". Во многом, именно благодаря исскуству Тулуз-Лотрека, запечатлевшему эксцентричный танец на своих афишах и рисунках, Мулен Руж обязано своей славой и известностью. Тулуз-Лотрек был потомком древнего аристократического рода — его предки некогда возглавляли крестовые походы и вступали в родственные связи с королями Франции. Он родился в южнофранцузском городе Альби и в четырнадцать лет из-за перелома ног, вызванного врожденным костным заболеванием, навсегда остался калекой. Это трагическое обстоятельство подтолкнуло его желание целиком отдаться проявившейся еще в детстве страсти к искусству. 1885 году Лотрек поселился в самом центре Монмартра, и отныне вся его творческая жизнь оказывается неразрывно связанной с этим районом Парижа, еще сохранявшим в ту эпоху черты полудеревенского пригорода.

Метки: