Летняя столица азартной Европы. История казино Баден-Бадена

Летняя столица азартной Европы. История казино Баден-Бадена

Баден-Баден. Для русского человека это сочетание многое значит. Баден-Баден известен, прежде всего, своими лечебными водами — здесь и очень популярные термы Каракаллы и престижный Фридрихсбад. Баден-Баден? Это же скачки! Тоже верно. Ведь именно в Бадене проходят известные во всем мире конные соревнования. Но все же Баден-Баден — это КАЗИНО. Возможно, второе (а было время и первое) по популярности казино Европы.
Игровой бизнес начался в Баден-Бадене в октябре 1748 г., когда несколько местных трактирщиков получили право на проведение азартных игр в своих заведениях.

Об этой дате упоминает историк Дуглас Розенберг в диссертации о мировых термальных курортах, вышедшей в 1923 г. И хотя автор книги о баден-баденском казино Клаус Фишер, не смог найти в архивах этому подтверждения, день выдачи первых лицензий считается начальной точкой отсчета истории игрового бизнеса в «летней столице Европы», как уже много лет называют Баден-Баден. Здесь в «городе миллионеров» находится старейшее в Германии и наиболее известное в Старом свете казино, которое Марлен Дитрих назвала самым красивым в мире.

Начало

Первые официальные документы, отражающие финансовую деятельность игровых заведений в Баден-Бадене датированы 1801 г. Это отчеты контрольной комиссии баденского маркграфа Карла Фридриха об уплате налогов гостиницами Salmen и Sonne, в каждой из которых было по игровому залу. Указывалось, в частности, что полученные суммы направлены в фонд развития городских купален.

Через три года в Баден-Бадене появился игровой дом на берегу маленькой речки Оос, протекающей через город. Здесь, как писали тогда в местной газете, «весело, тесно и собираются представители всех сословий». Всего же на территории Германии тогда существовали около 25 казино.

В 1809 г. городские власти Баден-Бадена открывают игровые залы в бывшей школе иезуитов, преобразованной в Conversation Haus (Дом общения), а также в Promenade Haus, находившемся там, где сейчас расположен Курхаус (Курортный дом). Отчисления опять таки шли на развитие Баден-Бадена как термального курорта.

Местные жители с удовольствием проводили время в Conversation Hаus, но у приезжих он был мало популярен. И поэтому в сентябре 1821 г. выходит правительственный указ, которым предписывается продать его (сегодня в этом здании на Marktplatz расположена Ратуша), а на месте Promenade House построить казино, где должны быть читальный зал, игровая комната, ресторан, танцевальный зал и отдельные кабинеты. Надо отметить, что тогда под казино понимался, своего рода дом культуры и непосредственно игровые залы могли быть лишь его частью. А, например, в Kultur Kasino в Берне игры вообще никогда не было.

    

«Темная лошадка» Шабер

В 1824 г. архитектор Фридрих Вайнбреннер заканчивает строительство здания, которое тогда получило французское название Maison de Conversation, а теперь известно как Курхаус. Один из его залов носит имя Вайнбреннера, для которого этот проект стал главным делом жизни В 1827 г. в правом крыле Курхауса расположилось казино. Правительство в Карлсруэ (там тогда находилась княжеская резиденция) взяло новый «культурный центр» под особый контроль. На высочайшем уровне было подписано 15-летнее соглашение об аренде с французом Антонио Шабером. С его приходом в истории казино начинается так называемый французский период.

Шабер, сколотивший состояние в годы наполеоновских войн на поставках оружия французским войскам, вложил значительный капитал в парижский игровой дом в Palais-Royal (Пале Рояль). Однако после крушения империи он был вынужден оставить Францию и ко времени заключения с ним договора являлся директором ресторана в Баден-Бадене, который считался тогда одним из лучших в Европе.

В тогдашних деловых кругах Европы Шабер был заметной личностью, с ним можно встретиться даже на страницах одного из романов Оноре-де-Бальзака. В Баден-Бадене Шабер проявил себя как прекрасный импрессарио. В концертном плане казино стояли имена самых блестящих звезд того времени. Уже только выступления здесь великого скрипача Николо Паганини было достаточно, чтобы имя Шабера вошло в историю города. Причем все расходы он брал на свой счет.

При Шабере казино в Баден-Бадене фактически приобрело статус культурного центра европейского масштаба, где надо было побывать хотя бы для престижа (с 1827 г. доступ в казино был закрыт для крестьян и представителей рабочего класса).

Игровые возможности, покуда, были скромные – всего два игровых стола. Большинство крупье были французами, а разговорным языком в игровом зале — французский. Казино открывалось в 11 утра, игра шла до полуночи, если в бал в танцевальном зале не длился дольше. Сезон длился с мая по октябрь.

Несмотря на все заслуги, Шабер не раз критиковали. Многие считали его «темной лошадкой». Может быть потому, что сумма отчислений с доходов казино в местный бюджет с первоначальных двадцати семи тысяч гульденов через пять лет была снижена до девятнадцати. Как добиваются таких льгот известно. А еще Шабер внедрил в Баден-Бадене обычай пить кофе в полдень.

Понятно, что сильнейшим притягательным мотивом для посещения Баден-Бадена были и его выдающиеся возможности как водного курорта. Если в 1825 г. он принял 7 700 гостей, то через десять лет их количество возросло вдвое.
 

Казино Бадена

Династия Беназе

В 1838 г. на сцену выходит очень крупный игрок. В Баден-Бадене появляется Жак Беназе, совладелец всех парижских казино и одновременно директор десяти игровых заведений. Сумма ежегодных налоговых отчислений от их доходов составляла около 5,5 млн франков. Из этих денег субсидировались ведущие французские театры Theatre Francais, Odeon, Grand Opera, Italian Opera, Comic Opera, Музыкальная академия и офтальмологический госпиталь. К тому времени, однако, было закрыто казино в Пале Рояль и Беназе обратил свое внимание на Баден-Баден. Вместо 19 тысяч гульденов ренты, которую платил Шабер, он предложил правительству 40 тысяч, плюс целевые 140 тысяч на покрытие долгов городских купален и 34 тыс. как залог своей финансовой состоятельности. Такое предложение не оставляло Шаберу никаких шансов. Ему предложили хорошее место в казино Висбадена, что тоже было неплохо, а Беназе стал главной фигурой игрового бизнеса в Баден-Бадене.

Жак Беназе начал с декораций. К этому времени имперский стиль вышел из моды и в интерьере игровых залов появились романтические мотивы. Причем с театральным оттенком, поскольку для оформления внутренних помещений казино был приглашен из Парижа известный театральный художник Чарльз Сисери. Во время Второй мировой войны Баден-Баден практически не пострадал и сегодня залы казино выглядят почти также как в середине XIX в. Тогда была проведена блестящая, говоря современным языком, pr-компания. Причем не только казино, но и Баден-Бадена в целом. Беназе пригласил в город лучших журналистов и писателей того времени, включая Виктора Гюго. Из множества восторженных фраз одна жива до сих пор: «В Европе две столицы. Зимой — Париж, а летом – Баден-Баден». Ее автор известный публицист тех лет Эжен Гиньо, написавший книгу «Лето в Баден-Бадене», за которую он получил от Беназе 60 тысяч франков. Для сравнения отметим, что месячная зарплата квалифицированного рабочего в то время составляла 100 франков, жалованье служащего – 120, а слугу можно было нанять за 50.

Беназе очень много внимания уделял развитию окружающей Курхаус инфраструктуры, строительству дорог, в том числе и железнодорожной ветки от станции Баден-Баден-Оос. Продолжая линию Шабера, он приглашал в Баден-Баден самых ярких деятелей культуры тех лет. Жак Беназе создает в Курхаусе замечательный оркестр, который быстро завоевал славу одного из лучших в Европе. Вместе с тем сведений о частной жизни Жака Беназе почти нет. Неизвестно даже, говорил ли он по-немецки.

Одной из тенденций в игровой моде тех лет стала растущая популярность рулетки, которая сильно потеснила карточные игры «фараон» и «красное и черное». Изменяются правила игры в рулетку. Помимо колес с двумя «зеро», появляются колеса с одним «зеро». Казино Баден-Бадена получает разрешение на игру «craps».

В 1848 г. Жак Беназе уходит в мир иной. Управление казино переходит в руки его сына Эдуарда. До 1862 г. он уже обязывался платить 127 тыс. гульденов годовой ренты от деятельности казино, с 1863 г. сумма должна была возрасти до 152 тысяч.
Как и у отца, среди друзей младшего Беназе было немало знаменитостей. В Баден-Баден приезжают Иоганн Брамс, Клара Шуманн, Гектор Берлиоз… Главной целью было привлечение в казино парижской аристократии. Эдуард Беназе открывает новые роскошные игорные залы, созданные художниками и декораторами из Парижа: «Зимний сад», «Красную комнату», «Флорентийскую комнату», «Салон Помпадур». Сегодня они, вместе с «Австрийским залом», «Залом маркграфов», «Террасой Баккара» и «Новыми комнатами», составляют программу экскурсии по казино, которая проводится утром до открытия казино в сопровождении гида.

Если Шабер вписал себя в историю Баден-Бадена тем, что приучил местных жителей к полуденному кофе, то Эдуард Беназе заложил традицию проведения под эгидой казино скачек на ипподроме в Иффецхайме — небольшом городке, неподалеку от Баден-Бадена. Первый забег состоялся в 1858 г. Скачки проходят и в наши дни: два раза в год весной (конец мая — начало июня, 6 дней, так называемая «весенняя встреча») и осенью (конец августа — начало сентября, «большая неделя»). Вся европейская элита съезжается сюда. Многие приезжают не из-за самих скачек, а чтобы пообщаться, обсудить дела и – негласно – провести конкурс вечерних туалетов, сумочек и причесок.

Между тем радикализация общественного климата в Европе в середине XIX в. привела к тому, что власти Австрия, Германии и Пруссии (тогда это было отдельное государство) решили закрыть действующие на их территории казино, дабы не провоцировать недовольство еще и на этом направлении. В 1849 г., выполняя решение Франкфуртской национальной ассамблеи, Эдуард Беназе закрыл Курхаус вместе с казино. Однако под угрозой срыва курортного сезона власти Баден-Бадена добились разрешения на возобновление работы как Курхауса, так и казино.

В начале второй половины XIX в. Баден-Баден становится исключительно популярным. «Это поистине жемчужина Шварцвальда, — писала тогда одна из газет. – Охота, скачки, балы, приемы… На почте полно проигравшихся игроков, которые отправляют телеграммы с просьбой выслать денег».

Метки:,