Бастилия. Спорная страница знаменитой истории

Бастилия. Спорная страница знаменитой истории

Осада и взятие Бастилии — одно из грандиознейших событий в истории человечества. Оно стало символом всякого достигнутого революционным путем политического освобождения, само слово "Бастилия" стало нарицательным. Сейчас на месте Бастилии большой транспортный круг — развязка с Колонной Бастилии в центре. В настоящее время это площадь, на которой лишь белые линии на мостовой напоминают об очертаниях бывшей зловещей тюрьмы.
Порой, если бы не легенды, сложенные вокруг того или иного события, о нем, быть может, давно бы забыли. Так обстояло дело и с одним из самых известных событий новейшей истории — "штурмом Бастилии" 14 июля 1789 года. С него началась Великая французская революция, которая завершила эпоху деспотизма и возвестила людям Свободу, Равенство, Братство. Каждый год в этот день, 14 июля, французы выходят на улицу, радуются, танцуют, празднуют годовщину падения ненавистной "цитадели деспотизма".

Представьте себе человека, решившего разузнать, почему же в день своего национального праздника люди танцуют на улицах. Ему расскажут о 15 пушках Бастилии, непрерывно паливших по толпам парижан, о многочисленных жертвах. Он узнает из книг о том, что погибло около 100 человек, что раненых было тоже не меньше сотни, что полтора десятка из них скончались. Он прочитает об ожесточенной перестрелке, длившейся много часов, о бреши, пробитой в стене, о людях, ворвавшихся сквозь нее в ненавистную тюрьму, чтобы освободить узников, изнывавших в казематах, о невинных жертвах тирании, "мучениках королевского деспотизма", которых позже с триумфом провели по парижским улицам. Естественно, он прочтет о героях, победителях или — впоследствии это стало официальным титулом — "участниках штурма Бастилии". 863 парижанина были удостоены права носить этот титул, а, кроме того, каждого из них наградили почетной пенсией. Некоторым из них ее выплачивали долгие годы, вплоть до глубокой старости. Так, в бюджете Франции на 1874 год говорится о людях, получающих жалованье за "взятие Бастилии".

Все это написано черным по белому. Однако в тот день, 14 июля 1789 года, все происходило совсем, по-другому. На самом деле штурма Бастилии не было. Вот что говорит один из самых знаменитых участников "штурма", офицер Эли из полка "королевы": "Бастилию не брали приступом; она капитулировала до того, как на нее напали…" Эли и уроженец Швейцарии Юлен первыми вошли в крепость во время ее так называемого "взятия". Унтер-офицер Гийо де Флевиль, один из защитников Бастилии, также сообщает, "что Бастилию никогда не брали штурмом". И это — не единственные свидетельства.

Впоследствии же об этом было сложено множество легенд — не только о "штурме", но и о самой Бастилии. Она якобы была "зловещей темницей", веками от упоминания о ней дрожали в страхе и ужасе жители Парижа — такое нередко повторяют и поныне. Однако на самом деле к концу XVIII века Бастилия почти уже утратила свое значение — даже как тюрьма. Правительство долго раздумывало, не стоит ли вообще ее снести. Ведь содержание ее стоило недешево. Надо было выплачивать жалованье не только коменданту Бастилии, начальнику внутреннего двора, майору и адъютанту составлявшим офицерский корпус крепости (если им полагалось быть кавалерами ордена святого Людовика), но еще и врачу, хирургу, брившему и подстригавшему заключенных, аптекарю, капеллану, духовнику, младшему капеллану, четырем надзирателям, четырем поварам и повивальной бабке; все они были служащими Бастилии. Сюда добавлялись еще и расходы по содержанию отряда инвалидов с офицерами и унтер-офицерами.

По сравнению с количеством заключенных эти расходы были огромными. Так, в 1782 году здесь содержали 10 узников; в мае 1788-го — 27, в декабре 1788-го и феврале 1789-го — по 9 человек и, наконец, 14 июля 1789-го — семерых. Долгие годы большинство камер пустовало. Уже давно были подготовлены детальные планы, составлены докладные записки, в которых обсуждалось, каким образом лучше всего снести Бастилию. Одну из этих записок разработал маркиз Делонэ, последний комендант крепости, зверски убитый толпой 14 июля.

Поначалу Бастилия была вовсе не тюрьмой. Она являлась составной частью укреплений, возведенных в XIV веке для защиты Парижа от англичан. Фундамент ее был заложен в 1370 году, примерно в середине Столетней войны. Сперва построили две башни, между собой они были соединены стенами; стены связывали их и с другими, уже имевшимися укреплениями. Позднее добавились еще две башни, а в 1383 году Карл IV велел пристроить четыре новые башни. Теперь их было уже восемь, их соединяли высокие стены, внутри же образовался просторный двор. Высота стен крепости составляла примерно 23 метра.

В Столетней войне Бастилия сыграла важнейшую роль. Владевший этой крепостью владел Францией. В 1418 году ее захватили англичане; они удерживали ее 18 лет. Впоследствии, при Людовике XI и Франциске I, в Бастилии устраивались пышные празднества.

Тюрьмой же крепость стала лишь в XVII веке, во времена кардинала Ришелье. Содержали здесь знатных особ: Бастилия была своего рода привилегированной тюрьмой, предназначалась она для представителей высшего общества. Здесь заточали герцогов, князей, маршалов, членов королевской семьи, высокопоставленных офицеров. Никаких цепей или мрачных подземелий. Никаких камер. Заключенные жили в комнатах и могли свободно передвигаться по всему зданию. При них были слуги, они навещали друг друга; нередко их даже выпускали в город. Лишь на ночь водворяли в комнаты.

Стать узником Бастилии никогда не считалось зазорным. Ведь сидели там не закоренелые преступники, а люди знатные, вина которых зачастую заключалась в "галантных прегрешениях". Среди них были те, кто не платили долги, убили кого-либо на дуэли или неуважительно отозвались о какой-либо из высших особ государства, допустили политические проступки.

На содержание каждого узника правительство выделяло определенную сумму, которая, разумеется, весьма зависела от чина и состояния человека, от сословия, к которому он принадлежал. Так, принцу крови полагалось 50 ливров в день. Маршалу Франции комендант выдавал 36 ливров, генерал-лейтенанту — 24 ливра, парламентскому советнику — 15, знатному горожанину — 5 ливров. Позднее в Бастилию стали заточать и людей незнатных, но представителям низших сословий приходилось довольствоваться небольшой денежной суммой. Король ассигновывал им лишь по 2,5 ливра в день.

Своим денежным содержанием арестанты могли распоряжаться довольно свободно. Люди бережливые откладывали деньги. Случалось даже, что узники просили продлить им срок заключения, дабы побольше накопить денег. Подобные прошения удовлетворялись.

Если выяснялось, что кто-то был заточен в Бастилию безо всякой вины, ему возмещали ущерб, и порою щедро. Так, известно, что некоему адвокату выплатили целых 3000 ливров, когда — на 18-й день после ареста — обнаружилась его невиновность.

Вольтер, в молодости просидевший в Бастилии почти год (в 1717-1718 годах), также был вознагражден деньгами. Вина его заключалась в следующем: писателя посчитали автором манифеста, в котором содержались резкие нападки на регента, но доказать авторство Вольтера так и не удалось. Во время своего заточения начинающий философ (в Бастилии ему исполнилось 23 года) пользовался довольно большой свободой. Он беспрепятственно мог работать над эпической поэмой "Генриада" и трагедией "Эдип".

Метки: