Дворцы и павильоны Петергофа

Дворцы и павильоны Петергофа

Прекрасные сады и торжественные фонтаны Петергофа создают неповторимое обрамление для его основного архитектурного ансамбля — Петергофских дворцов и павильонов. Архитектурные веяния, которыми был так богат XVIII век, придали сооружениям Петергофа схожесть с Версальскими дворцами, голландскими замками с вплетением античной мифологии.  В настоящее время дворцы открыты для посещения и превращены в музеи, экспонаты которых представляют собой огромную историческую, художественную и культурную ценность.

Практически все дворцы Петергофа располагаются в Нижнем парке у побережья Финского залива, с которого открывается прекрасный вид на набережную и море.

Но начнем наш рассказ с красивейшего сооружения как снаружи, так и изнутри — Большого Петергофского дворца.  Величественный и изысканный, он словно простирает свои крылья-флигели над ансамблем Верхнего сада.

Первоначально Петровский дворец был небольшим, довольно скромным двухэтажным зданием, построенным архитекторами Браунштейном и Леблоном в 1714-1721 гг. В 1747 году, уже во времена царствования дочери Петра Елизаветы Петровны, Большой дворец был значительно преображен под руководством знаменитого итальянского архитектора Растрелли. Сохранив внешний облик центральной части, архитектор надстроил верхний этаж, добавил два флигеля, соединенные галереей и завершенные двумя корпусами с куполами и золочеными главами на восьмигранных барабанах — под Гербом и Церковным. С тех пор дворец практически не изменился, и простирается почти на 300 метров на 16-ти метровой террасе, как-бы соединяющей Верхний парк и Нижний сад.

С Большого дворца открывается великолепный вид на Большой каскад, который служит своеобразным пьедесталом дворцу и придает ему дополнительное величие и мощь.

Внутри Большой дворец сияет еще большей роскошью. Начиная свой путь по незабываемой красоты залам дворца, посетители, на бело-золотой, сияющей великолепием убранства парадной лестнице, кажется уже поражены до предела. Живым солнечным светом встречают их золотые аллегорические фигуры времен Года и замысловатые завитушки лепнины. Торжественно и гордо глядит с расписного плафона императрица Елизавета в образе Весны.

Большой дворец, Аудиенц-залОслепительным блеском встречает гостей Аудиенц зал. Причудливый золотой орнамент на стенах бесконечно отражается во множестве зеркал, повторяется в резном декоре позолоченной мебели, часов и канделябров.

Здесь, для не официальных разговоров монархи принимали с глазу на глаз официальных гостей, тут заключали краткие и длительные союзы, делали заманчивые предложения и плели тонкие политические интриги.

Отсюда становится понятно истинное значение живописного плафона Аудиенц-зала. Итальянский художник Паоло Балларини изобразил сюжет из поэмы Торквато Тассо "Освобожденный Иерусалим", написанную в честь первого крестового похода (1096 г.) и войны против сарацин. Благородный рыцарь Ренальдо уговаривает сарацинку Армину не убивать себя, а вступить с ним в брак.

Большой дворец. Куропаточная гостинаяБлеск и суета царского двора, торжественность приемов и важность государственных дел — все оставлено за порогом Куропаточной гостиной. Здесь, в самой сердцевине дворца, сохранившейся еще от первой Петровской постройки, создан уютный уголок, дающий покой и умиротворение. Золотисто-коричневые куропатки среди зелени сказочных цветов дали название этой милой комнате Большого дворца.

Исторические документы сохранили имя создателя полотна, которым обита эта комната. Это известный французский художник Филипп де ла Ссаль. По его эскизам во второй половине XVIII века исполнялись обивочные шелка для резиденции всех европейских монархов. И среди них ткани, предназначавшиеся специально для Петергофского дворца.

В центре комнаты находится популярный в то время музыкальный инструмент арфа. Арфа в куропаточной комнате изготовлена в Лондоне крупнейшим мастером по музыкальным инструментам Себастьяном Эраром.
 
Роспись овального живописного плафона носит название "Аллегория утра".

Интерьер, созданный архитектором Леблоном при Петре назывался просто залом и призван был служить прославлению наук и искусств под властью мудрого монарха. История живописных портретов на стенах подошла как нельзя лучше.

Большой дворец. Картинный залРаботал в России во времена Елизаветы Петровны знаменитый итальянский художник Ротари. Здесь же он и умер, оставив в чужой стране безутешную вдову. Императрица Екатерина II выкупила у той 368 портретов девушек-натурщиц, созданных мастером за всю жизнь. Таким образом супруга художника смогла вернуться на родину, а Петергофский дворец обрел изысканнейшее из своих украшений — Картинный зал, или как его еще называли "Кабинет мод и граций".

Живописные полотна, покрывающие стены, расположили так, чтобы мельчайшие оттенки цвета и настроения создавали единую, полную прелести композицию. Из-за схожести с большими тканными панно, собранными из отдельных фрагментов, такую развеску называли шпалерной.

Живописный плафон был предложен и воплощен венецианским художником Тарсия. Вдохновленный грандиозной личностью царя Петра мастер изобразил процветающую державу под отеческой рукой самодержца.

Галантный XVIII век был особенно склонен к забавам, розыгрышам и маскарадам. Место им находилось буквально везде и всегда. Ничем иным, как архитектурным маскарадом, являлся и очень модный тогда стиль "шинуазери", требовавший подражанию китайскому вкусу.

В 1766-1969 годах по проекту Валлен-Деламота в Большом дворце были отделаны две комнаты, названные Западным и Восточным китайскими кабинетами. Комнаты располагаются симметрично относительно центральной оси Большого дворца.

Большой дворец. Китайский кабинетОсновным элементом убранства кабинетов являются лаковые панно на стенах. Диковинную китайскую ширму, приобретенную когда-то еще Петром I, распилили на 8 частей и украсили ими стены. До наших дней сохранились только 2 таких панно, остальные были воссозданы реставраторами.

Западный китайский кабинет можно сравнить с золотой шкатулкой для заморских диковин и редкостей. Здесь хранили одно из ценнейших сокровищ дворца — собрание фарфора. Хитроумные китайские мастера ревностно оберегали тайну изготовления фарфора, а потому в Европе он ценился на вес золота. Посудой из китайского фарфора почти не пользовались, зато с удовольствием выставляли на всеобщее обозрение. Если же какой-то из фарфоровых предметов разбивался, его черепки, словно драгоценные камни, оправляли в золото и носили на груди.

Увлечение Китаем породило моду и на новые предметы обихода. Так, в XVIII в. стали очень популярны всевозможные курильницы, наполняющие помещения ароматом восточных благовоний. Европейские мастера обрамляли китайские статуэтки в золото, создавая причудливые надкаминные украшения.

Очень необычны в китайском кабинете кресла, спинки которых отделаны таким неожиданным для подобной мебели материалом как мрамор. Мастера оставили нетронутым естественный рисунок камня, напоминающий то туманный горный пейзаж, то голые ветви деревьев.

Символами достатка и благоденствия стали, появившиеся в России еще при Петре Великом, фантастические собаки Фо. Их ставили на самое видное место, чаще поближе к дверям, откуда экзотические талисманы могли охранять дом и хозяев от всяческих напастей.


Дворец МонплезирНа высокой террасе в восточной части Нижнего парка расположился любимый дворец Петра I — Монплезир, что значит "моё удовольствие". Хотя раньше дворец именовался "Голландским домиком" за схожесть планировки и отделки с "бюргерскими" жилищами в Голландии.

Архитекторы Браунштейн, Леблон и Микетти строили дворец под личным наблюдением императора. Поначалу предполагалось выстроить лишь маленький домик, ставший в последствие основой дворца. Очень скоро стало ясно, что его объемы не позволяют разместить даже близкое окружение царя. Тогда то и было решено построить галереи с примыкающими к ним боковыми флигелями.

Одной из архитектурных особенностей дворца является отсутствие штукатурки на внешних стенах. Красный клинкерный кирпич выступает на поверхности, а швы в кирпичной кладке, выбеленные известью, придают Монплезиру нарядный вид. Удивительна и необычная прочность на редкость тонких стен, выдержавших испытание временем, многочисленными наводнениями и разрушительными последствиями войны. А ведь толщина стены центрального корпуса составляет всего один кирпич. Большие окна Монплезира делают дворец почти прозрачным, открытым льющемуся во внутрь свету

Восточный люстгауз, что значит "увеселительный дом" представляет собой квадратное помещение, увенчанное четырехгранным куполом, через который льется солнечный свет. Нарядный, пестрящий ярким многоцветием купол расписан художниками оружейной палаты по эскизам Пильмана.

От люстгауза начинается экспозиция первой в русской коллекции западно-европейской живописи XVII-XVIII веков, собранной Петром Великим.

В следующей от люстгауза восточной галерее, что ведет в покои дворца, многочисленные полотна словно являются частью дубовых стенных панелей. Не отапливаемая и продуваемая ветрами галерея в Петровские времена отнюдь не была идеальным хранилищем для предметов живописи, но струящийся из больших окон свет, так удачно подсвечивает картины.

Морской фасад Монплезира выходит на мощеную цветным клинкерным кирпичом белую мраморную террасу, открытую на Финский залив. Тут, со времен Петра заведен обычай чинно прогуливаться вдоль берега моря, любуясь стальными балтийскими волнами. По легенде именно здесь юнкер Лермонтов сочинил знаменитое стихотворение "Белеет парус одинокий", а маринист Айвазовский написал свои первые полотна.


Дворец МарлиНазвание дворцу "Марли" было дано Петром I в память о посещении резиденции короля Людовика XIV Марли-ле-Руа, что неподалеку от Парижа.

По началу здание задумывалось одноэтажным, но по распоряжению Петра было надстроено еще на одно жилье, что придало его пропорциям гармонию и стройность. Дворец увенчали высокой коробчатой кровлей, а стены восточного и западного фасада рустами, балконы отделали тонким кружевом балконных решеток.

В конце XIX века стены Марли дали трещины, после чего здание тщательно обмеряли, разобрали до фундамента и сложили снова, ни в чем не отступив от первоначального образца.

Здесь было принято пить чай после приятных прогулок по парку, да и просто мило проводить время в уютных и изящных, словно созданных для покоя, комнат.

Возле дворца, перед его строительством были разбиты два пруда: Марлинский и полуциркульный, названный так оттого, что пруд имеет форму полуокружности, три мостика делят его на секторы. Пруды служили не только украшением для дворца и близлежащего сада Венеры, но преследовали и хозяйственные цели — в них со времен Петра и до наших дней разводили ценные виды рыб: карасей, карпов, форель и другие.

Метки: